Jan. 18th, 2015

aleksrusslander: (Default)

Посмотрел фильм Клинта Иствуда "Американский снайпер", снятый, как написано, по реальным событиям.
С творчеством К. Иствуда знаком весьма поверхностно, из всех его фильмов уверенно помню "Гран Торино", о котором остались иключительно положительные воспоминания.

Фильм брутального Иствуда "Американский снайпер", казалось бы, должен являть собой пример брутальной пропаганды "pax americana" и настраивать американского зрителя на ура-патриотический лад. Но это только на первый взгляд. События фильма развиваются в период после катастрофы сентября 2001 года, когда в Нью-Йорке были разрушены небоскребы врезавшимся в них самолетом, захваченном террористами (на мой - и не только мой, - взгляд, выполнявшими волю правительства Соединенных Штатов, искавших повод для начала новой фазы военного вторжения в Старый свет с целью борьбы за ресурсы и поддержание гегемонии США).

Главный герой, техасец, благонравный христианин (католик?), воспитанный в правильной (действительно правильной) семье и впитавший высокодуховные моральные взгляды уважаемого им отца, учившего своих детей, что есть три типа людей: овцы, волки, а также овчарки - те, "кто благословлен и даром агрессии, и великой потребностью защищать свое стадо", которые "способны дать отпор волкам" - хищникам, воплощению зла. Его отец учил своих сыновей: "Мы не воспитываем в нашей семье овец, и я надеру вам зад, если превратитесь в волков! Мы должны защищать свой дом. Если кто-то на тебя нападет или станет дразнить твоего младшего брата, я разрешаю тебе разобраться с ним."

Через весь фильм прослеживается потребность главного героя служить и защищать, бороться за справедлвость и "светлые идеалы свободной Америки", как учит официальная идеология США. Именно потому, когда герой видит по телевизору крушение небоскребов, он принимает решение вступить в ряды доблестного германского Вермахта ВС США, чтобы защищать мирное небо над головой простых американцев и их спокойный сон. Герой становится снайпером, принимает тяжелые решения недрогнувшей рукой, защищает идеалы Америки, декларированные в ее старом бумажном законе: свободу, демократию, равенство, мир. Герой непоколебимо уверен в избранности американской нации, наделенной Господом высшим правом нести миру светлые идеалы западной цивилизации, в авангарде которой - США.

Основная сюжетная линия строится на противостоянии главного героя и его "коллеги" - иракского снайпера-асса, методично отстреливающего бравых американских пехотинцев, несущих "демократию" и "процветание" жителям "освобожденного" от "тирана" Ирака.

В один из опусков главный герой встречает девушку (также порядочную как и он сам), с которой у него возникают теплые чувства и в скором времени они узаконивают свои отношения официально. После непродолжительного "медового месяца", герой покидает свою беременную супругу, отправляясь дальше бороться за иделы добра в Ирак - долг для героя превыше всего (что есть правильно в любом случае).

Благодаря современным средствам связи современные воины имеют возможность поддерживать связь со своими близкими, где бы первые в тот момент не находились и сколь бы опасное задание они не выполняли. В один из моментов фильма зритель видит как герой, выполняющий боевое задание и выслеживающий противника через прицел винтовки, одновременно общается со своей супругой на сносях, только вышедшей из клиники. В следующий миг начинается обстрел бравых немецких американских солдат из засады противником (русскими арабскими варварами, как неоднократно их называют гитлеровцы американские морпехи), это слышит в телефоне беременная жена главного героя, который вынужден прервать общение и сосредоточиться на боевой задаче, она, естественно волнуется, но не впадает в панику, ведет себя вполне адекватно (ведь она на улице, вокруг ходят люди), лишь неустанно зовет супруга в трубку, но так, что никто из прохожих на нее не обращает внимания - все идут по своим делам.

В один из следующих эпизодов, герой возвращается на очередную побывку на родину к жене на сносях, встречающей его и радующейся, что он жив-здоров (ведь по тв граждане Америки имеют "счастье" видеть цифры потерь, понесенных их армией, воюющей на чужбине, неся "свет демократии" в страны с "тоталитарным режимом" - как правило, те, у которых есть крайне необходимые для США ресурсы, но это, конечно, пустяк, не говорящий ни о чем для западного американского патриота своей великой державы).

Даже проводя свободное от службы время с супругой и родившимся маленьким сыном, герой мыслями не покидает своих братьев по оружию, разумеется, переживая за них, радуясь их успехам и испытывая горечь потерь от их неудачь в борьбе против "чертовых дикарей", коих (потерь, да и "дикарей") становится все больше с легкой руки Вашингтона и правящих американцами честных и человеколюбивых капиталистов. Кровь бравых американских soldaten течет уже полноводной рекой.

В какой-то миг таких переживаний героя за нелегкую участь американской военщины, несущей цивилизацию и свет демократии заблудшим дикарям по всему миру, никак не желающим приобщаться к "истинно общечеловеческим ценностям", первый раз Столпы Веры героя в американские светлые идеалы ненамеренно, но уверенно пытается пошатнуть его жена, прося мужа не включать запись, показывающую по телевизору убийства американских военных иракским снайпером, и когда герой, будучи в своем праве, выражает возмущение таким  видеозаписям убийств, продаваемым "дикарями" на потеху публике, в том числе и американской, он впервые слышит в ответ от переживающей за него жены: "Дело не в них - дело в нас! Слышишь - в нас! Ты должен вернуться к нам."

Кого имеет в виду режиссер, когда говорит устами персонажа-супруги "дело в нас"? Семью героя, настолько погрузившегося в мир войны во имя американской демократии, что все остальное для него становится само собой разумеющимся, но не столь важным, относящемся на второй план и более не занимающим в его жизни первого места? Мы знаем по американским фильмам, как любят в них показывать конфликт между главой семейства, денно и нощно работающем, чтобы обеспечивать семью, ее должный социальный и экономический уровень, и вдруг получающим, на взгляд нашего человека, необоснованное заявление-ультиматум от своей обеспеченной всем необходимым для нормальной жизни жены, поносящей мужа за то, что тот "все время в работе и не уделяет внимания своей семье". Или, может, режиссер имеет в виду Америку, простых американцев, столь беззаветно верящих в идеалы, которых уже давно нет в их стране - да и были ли они когда?!

В следующем эпизоде герой вновь возвращается на военную базу для несения службы, где встречает в рядах вновь прибывших американских солдат своего младшего брата. Такая встреча воодушевляет главного героя, он приветствует своего брата, служащего в рядах доблестной армии фюрера Адольфа Гитлера Соединенных Штатов. Герой рад этой встрече и с удовольствием выражет свою радость, обнимая брата, гордясь им! Он не видит эмоций обреченности, запечатленных на лице его братишки, а когда замечает, то, интересуясь, поначалу относит их на тяготы службы.
Какие же эмоции бойца в лице брата героя видит зритель? Эмоции животного, ведомого на убой, или понимание гитлеровским солдатом американцем всей бессмысленности и неправильности этой войны? А может, на лице бойца запечатлелось осознание того, что нет никакой "избранности" американского народа, да и воюют американские солдаты не за светлые идеалы "демократии", а во имя идолопоклонников Мамоны, что правят Западом со штабквартирой в Вашингтоне и у которых "есть только интересы"?
Каково же удивление главного героя, когда ему приходится услышать из уст брата, идущего воевать во славу Господа и Святой Матери нашей католической Церкви с неверными за идеалы демократии в Ирак, слова обреченности: "Я просто устал, дружище. Я хочу домой. Гори это место огнем. Гори оно все огнем!".

Далее герой, прибыв в расположение части, вновь отправляется сеять демократию зачищать Ирак от исламистов, очаги которых там разрастаются как на дрожжах. Разумеется, герой не знает или не задумывается (да и не должен этого делать) - и об этом не говорится в фильме, что исламизм, будучи искусственно созданной идеолого-псевдорелигиозной сектой, взрощен "демократией" США на ложных идеалах и служит все той же Мамоне, прикрываясь идеалами патриотической риторики, забирая в свои ряды тех, чья психика подверглась диструкции, а также и тех, кого голод и отсутствие нормальной работы в странах с разрушенной инфраструктурой заставляет выбрать путь наемника-душегуба от безысходности. Разумеется, помимо исламистов настоящее сопротивление демократизаторам оказывают и местные партизаны, но они менее организованы и у них нет спонсора, в отличие от нацистов-исламистов.

Герой - идеалист, он отдает своим боевым товарищам, своей стране себя всего без остатка. Но он меняется, он становится волком, тем волком, о которых говорил ему в детстве его отец. Он может "извергать из себя лишь пламя", говорит супруга, баюкая их второго ребенка - дочку. Он видит смысл свой жизни лишь в насильственной войне, ведь начали ее те самые меркантильные волки-зло, обосновавшие свое вольфшанце в Вашингтоне, а раз ты служишь злу - ты и сам зло.

На этой войне герой теряет одного из своих близких друзей - боевого товарища. Присутствует со своей супругой на его похоронах, где мать покойного зачитывает письмо своего сына. Вот такой в нем текст: "Слава. То, чего добиваются одни, и обо что спотыкаются другие без надежды ее отыскать. Однако, и тем, и тем дарован шанс совершить благородный жест. Хотел бы я знать, когда слава угасает и превращается в память о походах, оправдывает ли она средства, забрав себе того, кого... <здесь слезы матери прерывают письмо> Я вижу войну и вижу... <здесь слезы обрывают повествование>". Жена героя задает ему вопрос, знал ли он о письме друга, но тот, уходя от темы говорит, что его погибший товарищ "просто перестал верить и заплатил за это цену".

Другой его друг становится инвалидом. Старается держаться, не впадать в депрессию. "Ты и есть герой", говорит он герою.

Герой впервые задумывается о будущем своей семьи. Без него. Он говоит жене, что она с детьми не пропадет, ее поддержат, если он погибнет. Жена просит его не покидать семью, дом, быть со своими детьми, ведь он уже много сделал для страны и "пусть теперь едет кто-то другой" на эту неправедильную войну. Она говорит ему, что если он снова поедет туда, то однажды он просто не застанет свою семью по возвращении на очередную побывку.

Боевые товарищи героя гибнут на войне. Он узнает об этом от тех, что еще живы и в строю. Это новый удар, из череды перечисленных, по Столпам Веры главного героя.
События впервые заставляют героя дать ход мыслям - будучи снова в строю и вновь на задании, он звонит домой супруге, чтобы просто "услышать ее голос", он говорит, что думал над ее словами. К телефону никто не подходит.

Против американцев на оккупированных землях воюют даже дети. Герой впервые мысленно молит ребенка не поднимать противотанковый гранатомет, к которому маленький иракец подбежал, когда тот выпал из рук убитого героем иракского партизана - ранее главный герой без задней мысли застрелил ребенка и его мать, попытавшихся бежать на колонну американских пехотинцев с гранатой в руках. Атмосфера нагнетается, зритель слышит ускоряющиеся удары сердца героя, его учащенное дыхание. Герой бы выполнил свой долг и застрелил мальца, если бы тот не испугался чего-то и не бросил РПГ, убежав с улицы. Он испытывает облегчение радости от впервые не совершенного убийства. Удары сердца приходят в норму.

Американцы в Ираке обороняются - из-за потерь они вынуждены строить стену для защиты от атак местных варваров. Снайпер-иракец продолжает собирать свой праведный кровавый урожай... Задача героя и других американских снайперов - его ликвидация. Теперь - это противостояние, как в фильме "Враг у ворот", только на месте советского снайпера иракец, а на месте гитлеровца - американский герой. На этот раз солдат вермахта герой победил.

Однако это не означает конец противостояния - герой и его группа окружены и обстреливаются превосходящими силами противника.
Надвигается буря. Жар битвы. Главный герой обуреваем эмоциями, но успешно их сдерживает и внешне непоколебим как скала - ничто не способно вывести его из душевного равновесия. Он звонит жене, чтобы сказать, что готов вернуться к семье. Что это - страх или осознание?
Из-за бури и помех связь прерывается.

С момента последних событий прошло более полугода, главный герой все это время не виделся с семьей, но он возвращается к ней. Все это время он видит войну, даже в пустом экране выключенного телевизора ему слышится рокот вертолетных лопостей, выстрелы... Он живет ею, он не может жить без нее, у него есть родина и он будет защищать ее интересы с оружием в руках - вероятно, только зритель на другом континенте понимает, что американский герой воюет не за интересы своей родины, а за интересы правящей его родиной группы лиц.
Герой, на взгляд неумудренного иностранного зрителя, живет, в общем-то, неплохо: большой дом, обеспеченная семья, про экономические трудности, например, как в "Исчезнувшей", ничего не сказано. Но и режиссер хочет сказать о другом - он хочет донести до зрителя понимание искаверканного этой войной внутреннего мира главного героя, его восприятия действительности, того, что с ним стало, того, что в нашей стране называлось афганским синдромом, того, что довелось пережить ровесникам К. Иствуда, сражавшимся за интересы американских финансистов "демократии" во Вьетнаме.

Наши дни. Он - герой, он не может жить без войны, но война ему нужна, чтобы защищать, а не убивать. Он нашел себя в мирной жизни: теперь он помогает восстановлению от посттравматического стресса другим американцам-ветеранам войн, тем, кому повезло меньше, чем ему, вернувшемуся к семье целым физически и сумевшему вновь стать "овчаркой".




Возможно, Клинта Иствуда можно сравнить с отечественным Никитой Михалковым в хорошем понимании этого сравнения, ведь последний считает себя талантом, "душой нации", "тонкой творческой натурой", чувствующей "истинные" чаяния народа, но при этом тварит так, как "он видит", снимая откровенно русофобские антисоветские ленты, безосновательно поносящие нашу страну и народ ее создавший, ее историю, ее память, гиперболизируя оскверняющую, очерняющую михалковскую "правдуъ", зачастую им самим придуманные отрицательные события, на которых заставляет зрителя акцентировать свое внимание, и в корне не замечая положительных моментов, подаренных нашей Родиной и народом человеческой истории, при этом залезая в казну государства с целью присвоить грамотно освоить денежные средства, выделяемые на патриотическое кино. Короче говоря, настоящий Михалков, имея рычаги финансовые, предоставленные ему правительством нашей страны, выражает в своем творчестве свой же горячечный бред, заправленный в квинтэссенцию собственой ненависти к своей же Родине, попутно становять лично еще богаче, распаляя свои безмерные аппетиты.

Клинт Иствуд же снимает свое кино с целью раскрыть социальные проблемы перед обществом, царящие в США, которые окутывают простого американца, и который (мне трудно судить должно - я никогда не был в Америке и свои представления о ее жизни черпаю из интернет-сми), судя по всему, частью не видит грядущих ужасных для него лично событий, частью же не хочет их замечать, но частью и пробуждается, однако все еще не способен (или не желает?) осознать истинный источник угрозы миру - в первую очередь и его миру, американскому. Ведь все те страны, в которые осуществлялось вторжение американским правительством, включая и сами США, под эгидой борьбы за высшие ценности демократии и человеколюбия, вынесли из таких "принуждений к миру" лишь боль, кровь, страдания, разрушения, геноцид местного населения - дикарей и варваров с точки зрения идеологии США, внушаемой в умы подвластного ему обывателя. И, как следствие, лютую, неутолимую ненависть "дикарей" к своим западным американским "просветителям"-демократизаторам. Каждая такая страна становилась гнойником, нарывом на теле Земли, в котором потворством Штатов создавались и множились те самые силы, что сегодня называют экстримистами, исламистами, неонацистами, в задачу коих  ставилось быть бездумной управляемой агрессией в руках "Оплота Демократии" с целью изгнания с интересующих Америку земель власти сначала Советов, а потом и России, а в дальнейшем - управления посредством кровавого террора и запугивания неугодных и провинившихся перед "демократами" стран и народов.

В сравнении с той же экспансией США, экспансия Советского Союза несла странам, присоединяющимся (и присоединяемым) к "социалистическому блоку", индустриализацию, улучшение рождаемости, высокий уровень медицины, образования, научного прогресса, искусства и культуры. Борьба с безработицей позволила закрыть центры занятости населения в СССР за их ненадобностью *. Каждый гражданин имел уверенность в своем будущем - ему были гарантированы труд, социальное обеспечение, достойный твердый заработок, бесплатные медицина и образование, крыша над головой. Советы заботились о своих подопечных, продвигали их экономику и общий цивилизационный уровень. Да, в СССР и ОВД, как и в любых других государствах, были свои недостатки (например, жилищный вопрос, вынуждавший - впрочем, как и сейчас, - десятилетиями многие семьи ютиться под одной крышей и в тесноте коммуналок; а также - вопрос аграрный, ранее извечный, позже же - решенный Сталиным, но воссозданный искусственно неумелыми - или злонамеренными? - действиями Хрущева), но они с лихвой компенсировались преимуществами, некоторые из которых я привел выше. Да и расширение границ "соцлагеря" было больше вынужденным - как защитный механизм в ответ на агрессивную экспансию США и созданного ими НАТО.

Мое мнение: мы знаем, что мир уже не будет никогда таким, как прежде - эти слова повторялись не раз: и Бисмарком, и до, и после, - однако антогонизм западного мира, в лице чахнущих США, и мира прежнего, здорового, здравого, в лице России путинской, остается жив и набирает силу, накаляется, в нем "полюса" и действующие лица остались теми же, но - и не без помощи отечественных СМИ "кровавого сталинского путинского режима", - мир вновь получает возможность узреть, кто в действительности является "плохим парнем", а кто - борцом за мир и благополучное поступательное развитие человеческого общества, и, пусть и относительную, но справедливость для всех, а не только лишь для избранной самопровозглашенной "элиты". Ведь даже в христианской Библии написано, что Зло (пусть мы и знаем сейчас, что оно относительно, всего лишь слово-определение, да и живет в каждом из нас) всегда рядится в белые одежды и клевещет на своего антагониста - Старика, с одной лишь целью - отвернуть от него людей, заставить их свернуть с правильного, спасительного для них пути (пути эволюционного прогресса, если рассматривать спиралевидную историю человеческого развития с дарвинистических атеистических позиций, как это делаю я). Чем дольше американец будет пробуждаться и отрицать действительность, чем дольше он будет инертен к преступлениям кровавого американского режима творимому руками его правительства, тем меньше для него останется места в будущем, и тем более вероятна схожесть событий, предрекаемых простому американцу в романе-антиутопии Дэна Симмонса "Флэшбэк" - экономические, территориальные, социальные...

Фильм Клинта Иствуда "Американский снайпер" заслуживает массового просмотра отечественным зрителем и внимания кинокритиков. Это фильм про войну без прикрас, про простых американцев и их идеалы, за которые они борются, но которые не отражают действительности. Это очень умный фильм, с очень тонко, но верно прослеживающейся антивоенной линией. В нем нет политических лозунгов (потому он и умный), но К. Иствуда можно было бы навать диссидентом и антиамериканщиком, если бы не одно "но": он любит свою страну и, в отличие от своих "коллег" с постсоветского и российского пространства, любит по-настоящему и не желает ей зла. Он хочет, чтобы Америка жила, а не убивала.
Есть войны освободительные, есть войны захватнические, а есть войны насильственные, паразитические. Последние не несут миру мир - последние существуют, чтобы не прекращаться, а плавно перетекать из одной в другую: в их существовании их апологеты черпают свою жизнь, обрекая большинство людей на адское существование, страдания и убийство.

Вы не пожалеете о потраченном на это кино времени.


*
Газета «Правда» 7 ноября 1930 года писала о том, что «пролетариат СССР в союзе с трудящимся крестьянством под руководством ВКП (б), разбивая классовых врагов, в ожесточенной борьбе за социализм добились полной ликвидации безработицы в СССР». Последняя биржа труда была закрыта в СССР в 1933 году, после чего считалось, что безработица в стране была окончательно ликвидирована.
Только через 60 лет произошло возрождение рынка труда. Годы политических и экономических реформ привели к тому, что проблема занятости вновь стала реальностью.
aleksrusslander: (Default)
Великая депрессия в США началась в 1929 году и закончилась в 1939-м.
Гитлер пришел к власти в Германии в 1933 году.
Если бы Гитлер умер до 1938 года, то он остался бы в истории немецкого народа величайшим лидером Германии, при котором страна переживала свой наивысший подъем.

ИМХО, пендосское правительство пило кровь своего подвластного народа, выкачивая из него деньги и вбухивая их в экономику и промышленность Великой Германии, чтобы потом та, под водительством Гитлера, взаимно уничтожила себя в войне с СССР.

Это, конечно, мои личные мысли, подгонка под цифры-события, но все само собой как-то напрашивается, особенно если проводить аналогии с текущими событиями, где Штаты все также вгоняют себя и мир в экономический кризис, преследуя все ту же цель - уничтожение России и русских.

Profile

aleksrusslander: (Default)
aleksrusslander

February 2015

S M T W T F S
1 2 3 45 67
891011121314
15161718192021
22232425262728

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:44 am
Powered by Dreamwidth Studios